8 марта

8 марта — международный женский день

Всего каких-то 200 лет назад даже в самых что ни на есть демократических странах женщин совершенно справедливо считали тупыми, и, как следствие, они не могли стать врачами, учителями, математиками, учёными, масонами; не имели права голоса на выборах. При этом женщин неблагородного происхождения юзали на фабриках и сельхозработах ненамного меньше, чем мужиков, начиная с тёмных Средних веков, невзирая на завет плодиться и размножаться. Большинство женщин это устраивало, но были и те, кто стремился прогнуть мир под себя — по разным причинам. Некоторые долго оставались без мужика, хотя основной авангард этой проблемы никогда не испытывал. Немудрено, что глядя на них многие женщины лезли в политику, руководствуясь лозунгом «не догоню, так согреюсь», надеясь на то, что даже если им не удастся добиться пассивного избирательного права и отмены запрета на профессию, то удастся хотя бы найти себе мужика. История их борьбы за свои права показала, что мужикам было легче отменить запрет на профессию и удовлетворить желание этих баб иметь право голоса на выборах, чем удовлетворить их сексуально. Первыми социальными законами стали именно ограничения по эксплуатации женщин и детей, подростков.

В XIX веке существовала так называемая семейная рента, то есть женатому рабочему платили существенно больше денег, чем бобылю — так, при царях простой рабочий в среднем получал 22 руб, а с бабой — 36. Не устраивало это собственно тех, кто эти ренты платил, и одиноких баб. 14 бабских рублей же получал мужик и имел право эту бабу бить и не кормить. А сама женщина, пусть и работая, могла получить те же 14 рублей (но никак не 22, будучи «другом человека») без бонуса в виде побоев от мужика. И понеслось…

В итоге бабы таки получили некоторые права наравне с мужчинами. Например, право въебывать по 14 часов, получая в полтора раза меньшую зарплату за ту же работу. Бабы, естественно, не будь быдлом возмущались, ходили шествиями и бастовали. И тут, в самый разгар женского движения на сцене появилась героиня сюжета — Клара Цеткин. Предложившая учредить Международный женский день во имя всего вышеперечисленного. Но в такой постановке проблема не ограничивалась номинальным равноправием. Суть была гораздо глубже, в самом распределении социальных ролей и основах этого распределения:

Освободить женщину — не значит открыть для неё двери университета, суда или парламента; потому что освобождённая женщина всегда сваливает домашний труд на какую-нибудь другую женщину. Освободить женщину — значит избавить её от отупляющего труда кухни и прачечной; это значит — устроиться так, чтобы дать ей возможность, кормя и выращивая своих детей, вместе с тем, иметь достаточно много свободного времени, чтобы принимать участие в общественной жизни

Кропоткин

Иными словами, для основателей и их продолжателей праздником (в смысле рашкинского веселья) 8 марта не являлся, а был днём политической борьбы за права женщин, этаким женским аналогом первомая за «Равенство вместо роз».

Понятно, что митинговавших баб объявляли недотраханными бандитками, негодяйками и блядями, но после того, как МЖД прижился, выяснилось, что он жутко не нравится всяким МакКарти, потому что его создатели — тоталитарные коммуняки. Тогда резво выдумали сказку, будто это не красные феминистки, а родные американские домохозяйки первыми придумали бороться за права женщин. Так родился миф о «марше пустых кастрюль» 8 марта 1857 года в Нью-Йорке.