Жадность хакеров сгубила

Владимир Демченко (Известия, Москва, 1998-09-23)

Оперативниками из отдела по борьбе с компьютерными преступлениями московского УЭП удалось предотвратить хищение средств через Интернет, которое в случае успешного исхода, могло бы сравниться разве что со взломом Ситибанка Владимиром Левиным в марте 1995 года. На этот раз хакер оказался даже круче: он взломал сеть одного из американских виртуальных магазинов без какой бы то ни было внутренней информации. Для обналичивания украденных средств он создал группу, члены которой даже не знали, кто ими руководит. И если бы не оперативная информация, вовремя полученная уэповцами, и не собственная жадность организатора аферы, он мог бы не только остаться безнаказанным, но и стать хорошо обеспеченным человеком.

... В середине сентября сотрудники одного из московских банков заметили, что на дебетовую карту некоего Владимира Вознесенского, на которую по идее должна приходить только зарплата, поступают значительные средства. Особое подозрение вызвал тот факт, что деньги сразу либо обналичивались, либо отоваривались в крупных московских магазинах. В подмосковный город Мытищи, где проживает Вознесенский, в срочном порядке выехали сотрудники УЭП.

Владелец карточки оказался студентом одного из технических вузов Москвы.

- Когда мы его взяли, - рассказывает старший оперуполномоченный Вадим, - то услышали уже надоевшую нам историю о том, что он встретил на Пушкинской какого-то дядю, который заплатил ему тысячу рублей новыми за то, чтобы Вознесенский открыл счет и отдал ему карточки. Но пока мы везли его в УЭП, "дядя на Пушкинской" превратился в его знакомого, тоже из Мытищ.

Так удалось выйти на Артема Фидельмана, еще одного студента, все свободное время проводившего за компьютером.

Разыгрывать героя Фидельман не стал, и после его рассказа перед уэповцами выстроилась цепочка, по которой деньги перетекали из карманов держателей кредитных карт на Западе в кошельки российских компьютерщиков.

Все покупки в Интернете происходят следующим образом: клиент указывает номер своей кредитной карточки, и магазин, выслав покупателю, к примеру, набор посуды, списывает с его счета деньги. Иногда по ошибке магазин списывает большую сумму, и потом возвращает. Извините, дескать.

Некто, о ком было известно только сетевое имя Спайбулл хорошо изучил механизм проведения таких сделок. Он взломал локальную сеть одного из американских виртуальных магазинов и скачал оттуда все программное обеспечение, включая бухгалтерские программы и списки паролей. После этого, войдя в сеть, он становился дублером этого магазина и мог отслеживать все операции. Как только какой-нибудь ничего не подозревающий покупатель совершал покупку, Спайбуллу становился известен номер его кредитной карты. Перевести деньги с карточки на карточку он не мог, такая операция тотчас была бы замечена. Используя украденные программы, он списывал со счета покупателя деньги за покупку еще раз и переводил их на счета магазина. Затем опять же от имени магазина он оформлял возврат. Деньги, правда, возвращались не их законному владельцу, а на счета, которые указывал виртуальный грабитель.

Нетрудно догадаться, что эти счета были открыты на имя доверчивого Владимира Вознесенского, а обналичивал деньги Артем Фидельман, с которым Спайбулл познакомился в сети и которого никогда не видел и видеть не собирался. Фидельману причиталось 40 процентов обналиченных сумм, остальные же он должен был класть в камеру хранения согласно инструкциям, передаваемым ему по сотовому телефону.

К моменту задержания удалось обналичить около 20 тысяч долларов. Впрочем, Фидельман не торопился передавать их своему "работодателю", и большую их часть удалось изъять.

Деньги продолжали поступать на счета. Уэповцам предстояло вычислить сетевого шпиона. Он позвонил сам.

Все происходило в разгар экономического кризиса. Рубль летел в тартарары, и, как ни парадоксально это звучит, именно кризис помог оперативникам задержать грабителя. Проинструктированный Фидельман сообщил звонящему, что банк валюту не выдает, снять можно только рубли в банкоматах.

Если бы Спайбулл, почуяв неладное, отказался бы от денег, он мог избежать ареста. По крайней мере в эту ночь. Но желание поскорее получить деньги и превратить их в СКВ заставило его забыть о предосторожностях. Он согласился на встречу около одного из ночных клубов на Волоколамском шоссе. Там его и взяли.

Оказалось, что таинственный Спайбулл - студент-гуманитарий Илья Гофман. Он оказался вполне безобидным, можно даже сказать наивным пареньком, с. подлинным интересом рассматривал "настоящие наручники".

Теперь всем троим грозит срок в соответствии с третьей частью 159 статьи УК РФ. Это до 10 лет лишения свободы. Больше всего "светит" Гофману-Спайбуллу...

Между прочим, несмотря на всю свою технологическую революционность, система электронных платежей в сети настолько неуклюжа, что большинство держателей кредитных карточек, со счетов которых Гофман списывал средства, до сих пор не знает, что их ограбили.

Владимир Демченко (Известия, Москва, 1998-09-23)